М.А. Ройтберг (1952 - 2017)

Главная

Биография

Личный архив

Научная деятельность

Публикации

Фотографии

Медиагалерея

Ссылки

Высшая школа

Учебные курсы

Научное руководство

Фотографии

Медиагалерея

Ссылки

Работа со школьниками

Учебные курсы

Публикации

Фотографии ЗПШ

Фотографии

Медиагалерея

Ссылки

Памяти М.А.Ройтберга

Воспоминания

Фотографии

Медиагалерея

Ссылки

Разное

Фотографии

Медиагалерея

Напишите свои воспоминания о Михаиле Абрамовиче

“Бывало, он зайдет к нам на лекцию, сядет за последний стол и будет слушать лектора, иногда задавая ему вопросы. Михаил Абрамович хотел, чтобы всем присутствующим студентам еще раз объяснили трудный момент в лекции. Ведь всегда есть студент, который боится задать глупый вопрос лектору.
В конце первого семестра на Физтехе наша группа была недовольна семинарами по программированию. Так случилось, что в первый же день учебы второго семестра мне удалось поговорить с Михаилом Абрамовичем, который меня выслушал и обещал сделать так, чтобы у нашей группы были “замечательные семинары по алгоритмам”. Именно такими они и стали.
Каким я его запомнил? В первую очередь внимательным к своим студентам и качеству преподавания курсов на его кафедре. И лишь недавно я узнал, что Михаила Абрамовича уважали в биологических кругах за его способность профессионально применять теорию алгоритмов к задачам биоинформатики. Светлая память”

Антон Каразеев, студент 4-го курса ФИВТ

“Михаил Абрамович не жалел сил для улучшения образования школьников и студентов. Он помнил нас всех по именам и желал, чтобы у каждого все сложилось хорошо. Благодаря ему я нашла себя в бионформатике, съездила в крутую летнюю школу и на конференцию; он по-доброму разговаривал со мной, когда я теряла веру в себя и мотивацию.
Михаил Абрамович ушел слишком рано. Светлая память”

Анастасия, 5-ый курс ФИВТ

“Про Михаила Абрамовича тяжело писать в прошедшем времени, потому что он всегда (был) очень в настоящем и даже чуть-чуть в будущем. Всегда в планах и делах, со студентами и школьниками, на лекциях и семинарах, летних-зимних школах, в ШАДе, в науке и даже в ЕГЭ. Как он столько успевал — уму непостижимо. Казалось, что он вечен, таков был в нём запас энергии.
Но про него и очень легко писать, потому что он сам (был) человек очень лёгкий. Несмотря на преклонные года (а я даже не знаю, сколько ему точно лет), в душе ему всегда было двадцать с небольшим. М.А. всегда поддерживал очень живую беседу, старался помочь делом или советом, умно и смешно (что редкость!) шутил. Совершенно недавно рассказывал мне какой-то свежий анекдот про таксиста…
Это очень важно подчеркнуть: М.А. был необычайно нацелен на добро. Действенное, направленное добро, помощь всему и всем. Если он в чем-то участвовал, то всегда находил на это время, интересовался, как идут дела, звонил, писал письма, всегда держался в курсе дел.
Я ему по-хорошему завидую, ведь он прожил долгую, глубокую и интересную жизнь, сохранив светлый разум до самого конца. М.А. навсегда останется в моей памяти мудрым еврейским профессором, который на своём примере учит жить энергично, действенно и немножко самоиронично, чтобы не покрыться пылью. Да, М.А. никогда не стеснялся сказать, что он что-то не понимает, и всех приучал к этому же — всегда думать своей головой, сомневаться, не понимать и оставаться в вечном поиске ответов.
Я не знаю, что Михаил Абрамович подумал бы, прочитав такие строки о себе, но я думаю, что он бы точно хотел, чтобы вспоминающие его люди делали по его примеру добрые и нужные дела, задавались бы сложными вопросами и вообще не давали бы мозгу скучать. Надеюсь, что тот яркий след, который он оставил после себя в многочисленных работах, а также в головах школьников, студентов и всех остальных, кто его знал, мы ещё долго будем видеть. Живите так же интересно и деятельно, как Михаил Абрамович, это будет лучшая память о нём!”

Андрей Сандлер, выпускник ФИВТ, семинарист кафедры АТП

Михал Абрамыч, спасибо Вам за всё.
Всё, что я знаю и умею - всё благодаря Вам.
Спасибо, что учили. Спасибо, что воспитывали. Спасибо, что наставляли и поддерживали.

Eugene Baulin

Михаил Абрамович! Мы разговаривали с Вами буквально накануне, обсуждали планы и дела. Столько всего! И настрой был самый бодрый и боевой… Вы часто называли меня маленькой девочкой, на что я в последнее время бурчала, а тогда в первый раз сказали, что я повзрослела.
Вы были Учителем, Учителем с большой буквы. Я бескрайне благодарна Сергею Александровичу Спирину, который посоветовал обратиться к Вам при поиске лаборатории для курсовой. Я бескрайне благодарна Вам за то, что не отмахнулись от моего того смешного детского письма с вопросом «Станете моим научным руководителем?». Это был февраль 2009 года, мы с подругой шли по аллее в МГУ, когда вы перезвонили. Я тогда подумала, какой молодой у вас голос. У нас не было собеседования как такового, Вашим тестом было только быстро в уме решить квадратичные уравнения =) Спасибо за то, что взяли меня к вам ученицей, спасибо за то, что помогали решить задачи по терверу в 2 часа ночи, спасибо, что показали математику под другим углом, спасибо, за то, что хвалили и ругали, когда это было нужно, спасибо, что заражали своим энтузиазмом, спасибо за интересные истории и за идеи, спасибо за совместную работу, спасибо за постоянную поддержку!
Вы были не просто научным руководителем, а настоящим наставником.
Спасибо Вам огромное за все! Я всегда буду Вас помнить..
Искренние соболезнования Вашим родным и близким! И всем тем, кто имел радость быть с Вами знакомым.

Ваша Ирка.

Irina Poverennaya

Впервые я познакомился с Михаилом Абрамовичем на собеседовании в магистратуру кафедры АТП (МФТИ). Помню, что несмотря на моё сильнейшее заикание, он всегда выслушивал меня до конца. Никогда не перебивал и не останавливал. Сразу же после поступления в МФТИ, Михаил Абрамович предложил мне интересную работу – тестирование системы «КуМир». Работа помогала чувствовать себя увереннее и в тоже время не мешала учёбе. Потом стали появляться другие, не менее интересные задачи. И дело, конечно же, не только в финансовом плане. Михаил Абрамович всегда интересовался, всё ли мне нравится на кафедре и в МФТИ вцелом. И с тем же интересом он выслушивал комментарии по поводу конкретных курсов или материалов лекций.
Меня всегда поражала его способность быстро вникать в совершенно новую предметную область. Михаил Абрамович мог зайти на лекцию по любому курсу, будь то статистика, обработка больших данных или же история информатики, и уже через 5 минут задавать удивительно точные вопросы по существу темы.
Михаил Абрамович был действительно великим педагогом. В разные периоды жизни он обучал как детей с проблемами интеллектуального развития, так и читал лекции в лучших вузах СНГ – МФТИ, ВШЭ… А ещё консультировал учителей ведущих московских школ касательно ЕГЭ по информатике. Мало кто может похвастаться таким диапазоном педагогической деятельности.
Можно долго перечислять достоинства Михаила Абрамовича и как специалиста, и как человека. И всё равно этого будет мало. Что касается меня, он помог мне не только получить новые знания. Он (да и весь коллектив нашей кафедры) окружил меня большой любовью. И, наверное, во многом благодаря этому я стал меньше заикаться и в этом году впервые в своей жизни выступил с докладом на очной конференции.
Большое спасибо Вам, Михаил Абрамович! Светлая Вам память.

Ивченко Олег, аспирант I курса кафедры АТП МФТИ

I did not know Dr. Roytberg well, but he was a good storyteller. And he always had a twinkle in his eye, as if he saw the humor in things but was not necessarily going to tell use what was funny. I'm sorry he did not live long enough so that yet another generation could know him... Cathy Shufro

cathy

Очень тяжело говорить о Михаиле Абрамовиче в прошедшем времени. Не укладывается в голове, что нет больше человека с невероятной работоспособностью, энтузиазмом и огромным жизненным опытом. Это был превосходный учитель не просто обладавший необъятными знаниями, а умевший заразить собеседника интересом к предмету обсуждения. Огромнейшее спасибо Вам, Михаил Абрамович.

Беляцкий Юрий, ПРАО АКЦ ФИАН

КАГЕРМАНОВ ЯКУБ.ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА.
Я познакомился с Михаилом Абрамовичем, когда приехал в составе группы учителей из Чечни по проекту "мы не одни", финансировавшемуся французской благотворительной организацией "Секур Католик". Михаил Абрамович был одним из руководителей принмающей команды. С первого момента нашей встречи меня впечатлила его энергия, огромное желание помочь людям, пережившим две войны. У меня сразу установились с ним дружеские отношения, да и у многих моих коллег тоже.Поразительная доброжелательность и простота в общении, юмор и незабываемый Мишин смех...Огромная утрата, трудно подобрать слова.Затем были две Три Зимние Пущинские школы с участием педагогов и детей из Чечни. Мы удостоились чести, однажды принимать Михаила Абрамовича у себя, в Чечне, как гостя. Это было очень хорошее время..ездили в горы, устраивали в школе нашего общего друга Омара Кучаева игру лабиринт, проводили беседы и тренинги с педагогами. Часто гуляли по ночному Грозному. Его интересовало все: в горах, на какой высоте мы находимся? А что это за река и куда она впадает? А как называется это национальное блюдо? Детская любознательность и душа, чистая как у ребенка. Меня поражала его готовность помочь. Михаил Абрамович привез книги, готов был приехать еще и еще раз, готовить учителей... Он все отдал людям, кажется небеса решили, что Михаил Абрамович выполнил свою миссию и теперь он больше нужен ТАМ.
Светлой памяти дорогой друг. Пусть земля тебе будет пухом!

Кагерманов Якуб

Не буду писать про рабочие моменты, тут, думаю и так всё очевидно. Михаил Абрамович был просто добрым и мудрым человеком.
Помню, на одном из заседаний профкома ИМПБ (М.А. был его членом последние много лет), мы, тогда ещё молодые и активные профсоюзники, обсуждали ситуацию: товарищ вышел из профсоюза, чтобы не платить взнос, а прямо перед новым годом попросился обратно, чтобы получить новогодний подарок. Стоял вопрос: отказать в приеме, и придумать формулировку, или принять, но подарок не дать. Тогда Михаил Абрамович, который обычно редко появлялся на собраниях, предложил совершенно нестандартное решение: "А у него есть дети? Да? Всё, точка. Подарок даём, могу сам купить за свой счет. Вышел или попросился обратно - не важно, решайте сами. Но подарок - явно не ему, а ДЕТЯМ. Детей - ни в коем случае обижать нельзя.".
А ещё у беспартийного Михаила Абрамовича была активная жизненная позиция по разным общественным вопросам. Именно он научил меня думать своими мозгами, а не доверять условному "телевизору", или следовать каким-то стереотипам. Он никогда не ошибался ни в людях, ни в оценке происходящих событий.

Victor

C Мишей Ройтбергом я познакомилась в далёкие 70-е, когда он, молодой специалист, приехал в НИВЦ АН СССР. Мы очень быстро подружились, это было так естественно, что я даже не могу припомнить, при каких обстоятельствах это произошло. Как будто знали друг друга всю жизнь, и наше общение было непрерывным праздником. Нас всех тогда переполняло ощущение радости бытия, и мы непрерывно шутили и смеялись. В компании с ещё одним НИВЦовцем Сашей Кирилловым мы завели традицию время от времени делать стенгазету - просто так, просто хотелось всех повеселить. Стенгазета состояла исключительно из шуток. Как-то, помню, мы сделали газету о томатном соке - пресерьёзно обошли все дружественные подразделения, спрашивая у всех, что они думают о томатном соке - а потом вывесили, как всегда, на 3 этаже. Всего я не помню, но мишин взнос в эту газету сохранился в моей памяти:

Зелёный берет из Чикаго
Выпил сока томатного флягу
И умер, бедняга,
Не сделав и шага,
А флягу вернули в Чикаго.

А ещё лозунг:

Танцуйте блюз
"Tomato Juice"!

Его шутки до сих пор я иногда пересказываю своим друзьям, особенно его заметки из стенгазеты. Например:

"В японском городе Накурири в федерации айкидо было принято наказывать спортсменов, нарушавших правила, обязанностью выступать в сером кимоно. "Кимоно-то серовато" - говорили знатоки, видя этих спортсменов.

А ещё он брал интервью у Лёши Кондрашова, отца пятерых детей после того, как тот защитил диссертацию о каких-то математических выгодах при половом размножении. Интервью называлось "Почему я являюсь убеждённым сторонником полового размножения"

Про того же Лёшу от сочинил заметку о том, как был проведён конкурс на лучшего Деда Мороза, и "А.С.Кондрашову был вручён переходящий красный мешок".
Всё, что я могу о нём рассказать, это - позитив и неуёмная энергия, исходящие от него во все четыре десятка лет нашего целомудренного общения.
При встрече сразу предлагал начать сочинять стихи, это были смешные стихи. Помню, как-то прочитал мне танку собственной выделки - узнав, что танка должна состоять из 5 - 7 - 5 - 7 - 5 слогов, он прочитал мне гениальную танку:
Счастья не ищет
И не от счастья бежит
Парус белеет.
Хрена какого тогда
Надо здесь ему?

Когда мой первый муж забыл меня в роддоме, кто меня навещал, чтобы

Когда мой первый муж забыл меня в роддоме, кто приходил ко мне погулять со мной и малюткой Марысей? Саша Кириллов и Миша Ройтберг. Они спускали коляску, мы гуляли заснеженными пущинскими улицами и сочиняли смешные истории. Благодаря этому я не чувствовала себя ни забытой, ни брошенной. Спасибо вам, мои добрые друзья!

А каким Миша был восхитительным отцом! При каждой встрече он рассказывал мне свои последние стихи для Аськи.

Когда я вернулась из Чехии домой после последнего распавшегося замужества, страшно больная и абсолютно беспомощная, Миша пустил меня пожить в свою квартиру, а после того, как выяснилось, какими лекарствами меня нужно лечить, (а лекарства оказались дорогие) - Миша ежемесячно давал мне денег на эти лекарства, Лена говорила. что он считает это своей дружеской обязанностью, и брать от него все эти жизненные блага было легко, это было совершенно естественно. Когда Миша с Леной женились, я была свидетелем у них на свадьбе, и оба они каким-то таинственным образом поставили наши отношения в такое положение, что я чувствовала, что мы вроде как родственники.
Я ещё много что могла бы рассказать,и как я училась на филфаке МГУ и Миша напросился принимать у меня экзамен по формальной логике, и как он звонил мне в Прагу чтобы познакомить с внуком Маршака, но это будет долго, хоть и смешно.
Миша, я всегда буду молиться за тебя. Это единственное, что я могу для тебя сделать, мой добрый друг.

Ирина Скубенко (Рогачёва, Крюкова)

Михаил Абрамович, очень, очень грустно писать прощальные слова. Зато можно вспомнить о хорошем. Мы душевно поработали с Вами эти 3 года, остается жалеть, что так мало и только над одним курсом для МФТИ. Приятно и удивительно было наблюдать, как у Вас получалось решать разные проблемы – спокойно и легко, опираясь на здравый смысл и уважение к окружающим. Это придавало уверенности, и работа продвигалась легко. И потом, я знаю, что нельзя успеть сделать всё, но глядя на Вас я постепенно начал в этом сомневаться. Это добавляло сил, приободряло и двигало вперед, хотя, как это получалось у Вас, я понять не сумел. И вот насчет уважения, я думаю, что у Вас есть именно такой авторитет, который должен быть у преподавателя. Заслуженный не важным видом и высокими званиями, а умом, интересом к предмету и стремлением этот интерес передать. Ограничиваться учебными предметами не будем, ведь везде важны интерес и увлеченность, правда? А еще есть отличное фото, сделанное пару лет назад на выпускном ШАДа – Вы там прыгаете на батуте. Оно и про интерес, и про авторитет. Горжусь знакомством и вспоминаю с улыбкой. Спасибо Вам.

Антон

Антон Горохов

Когда-то в далёком 2008 году я сказала, что могу приехать на ЗПШ только в гости или с пятью второклассниками.
Другой бы директор Школы сказал бы: "До встречи на выходных". Михаил Абрамович, Вы предложили взять ещё 5-7 пущинских младшеклассников и сделать младшую ЗПШ. В итоге тогда было около 25 детей, а через год почти удвоилось это огромное для меня тогдашней количество. Вы верили в меня, и всё получалось.
И на первой ММШ в июне 2010 года Вы были преподавателем, легко отозвавшись на мой призыв в рассылке помочь...

Мудрый и светлый человек, я не могу поверить, что 10 дней назад не стало Вас, Михаил Абрамович. Кто теперь улыбнётся мне на ЗПШ так, как умели только Вы... Только из Ваших уст звучало совсем не обидно:"Машка"...
Спасибо за всё! И простите, что последние года полтора не виделись из-за моих семейных сложностей.

"Когда-то и мы умрём.
Что людям тогда оставим?
Дом ли, набитый добром,
Глядящий щелями ставень?
Или яблоню у крыльца?
Или флюгер - в пути согреться?
Иль предательство подлеца?
Или песню от чистого сердца?
Или искренность? Или ложь?
Или просто доброе имя?
Если ты для людей живёшь,
И уйдя останешься с ними."

Вчера этими словами я завершала Пуанкаре-школу, которую устраивали с Ильдаром. Нас познакомила ЗПШ, а Вы всегда поддерживали... Я много плакала эти дни и провожала закаты, вспоминая Вас. Как же я благодарна судьбе за знакомство с Вами.

Марис Сегинёва

Всё никак не могу поверить, что Михаила Абрамовича с нами больше нет и он болше не позвонит в самый неожиданный момент и не скажет: "Сашка, тут такое дело..".
А сегодня вот приснилось, что смерть Михаила Абрамовича - это просто одна из его шуток, которе он иногда любил проворачивать во время Школ, и на самом деле он жив и с нами. Может быть так оно и есть?

Alexander Chemeris

- Алло, Михаил Абрамович, я хотел бы с Вами посоветоваться по одному вопросу, удобно?
- Да, удобно
- <5 минут описываю конфликтную ситуацию и что я обо всем этом думаю, еле сдерживая себя от различных ругательств>
- Леша, конечно, я смотрю на все происходящее аналогичным образом, наши с тобой взгляды полностью совпадают. Единственная проблема .... Наши взгляды очень сильно отличаются от взглядов окружающих =)
// смех Аси на заднем фоне

Ни у кого не было секретов от Михаила Абрамовича и его семьи, ему всегда можно было позвонить в любое время суток, получить совет и немножко юмора впридачу.

Алексей Драль

Сколько часов мы провели вместе за этот год! Это первый научный руководитель, с которым мне посчастливилось познакомиться в Хорошколе. Математика для детей, которая им интересна. Михаил Абрамыч глаза открыл на то, какой она должна быть! Столько поддержки в разных ситуациях в работе. Даже в тех, что не касаются математики никак. Михаил Абрамович был такой загадочной фигурой для моих первоклашек:-). И в мой день рождения чай, который МА вытащил из рюкзака, как Дед Мороз! Теперь буду хранить остатки в этом бумажном пакете). Спасибо, Михаил Абрамович. Да упокоит Вашу душу Господь.

Колотухина Кристина

Михаил Абрамович был очень мудрым и внимательным человеком. В ЗПШ возникла неприятная ситуация, из которой Михаил Абрамович помог выпутаться и единственный, кто захотел разобраться и понять из всего коллектива ЗПШ. Спасибо ему большое за это

Мария Х.

Я шокирован известием. Светлая память этому доброму человеку. Очень жаль, так рано ... Я буду помнить о нем, и слушать диск с песнями Кима, который он мне подарил.

Григорий Кучеров

Как мы познакомились, делали ege-go.ru и подружились. В 2011 году я случайно увидела в ЖЖ пост Саши Чемериса - просьбу сделать бесплатно сайт, я написала Михаилу Абрамовичу и понеслось! В 2012 году был невероятный траффик (и вирусы!), мне пришлось многому учиться налету. Михаил Абрамович и сам всегда был готов учиться новому, он быстро освоил админку и сам выкладывал информацию, ночами отвечал на каждый комментарий. Я навсегда запомню его слова: "Я хочу чтобы у любого талантливого ребенка был шанс, вне зависимости где он живет, я хочу чтобы доступ к материалам был бесплатный и из любого места земли!"
Только летом 2012 года мы увиделись лично и это было очень круто! Михаил Абрамович мне очень понравился, такой веселый, позитивный, полный планов, всегда на драйве, фонтанирующий идеями и готовый помочь каждому. Такой энергии и у молодых-то не частно встретишь, а тут такой волшебный фейерверк!
Дальше мы продолжали шаманить с с сайтами, придумывали, выпиливали, иногда просто болтали, рассказывали как жизнь и какие планы, когда я была в Москве и совпадало, мы с удовольствием встречались лично. И это было очень здорово, после хотелось творить, мечтать, учиться, жить. А потом Михаил Абрамович решил платить мне деньги за поддержку сайтов, я долго не понимала за что, собственно. (ведь работает всё и ладно). Я часто забывала об этом, а Михаил Абрамович - никогда не забывал. В иные моменты жизни это было внезапным спасением, и всегда очень вовремя. Как подарок от Деда Мороза в середине года.)))
Не смотря на разницу в возрасте, Михаил Абрамович - мой друг, фигня все эти разницы, когда человек молод душой.
Михаил Абрамович навсегда останется в моей памяти и сердце как пример каким стоит быть и как жить!
Блин, пишу, сквозь слёзы, до сих не могу поверить!

Катя Чухонцева

Михаил Абрамович -- единственное светлое пятно магистратуры ФИВТ, но его хватало на всё и всех.

Студент

Очень энергичный и добрый человек!

Сатбек Бекжан

Михаил Абрамович был первым человеком, с которым я познакомился, поступая в магистратуру МФТИ. Это был удивительно чуткий, светлый, искренний и душевный человек. Он мгновенно откликался на чужие трудности и был всегда готов поддержать и помочь в трудную минуту.
Рядом с ним чувствовалось спокойствие и уверенность в своих силах. Ведь добро и любовь были основой его души, и он щедро делился ими. Великий учёный, профессор, учитель и замечательный человек Михаил Абрамович Ройтберг, навсегда останется в моей памяти. Я благодарен судьбе за то, что она дала возможность узнать такого удивительного человека и стать его учеником.
Вечная светлая память Вам, Михаил Абрамович. Искренние соболезнования родным и близким.

Ивченко Олег

Я выросла в Пущино, в компании друзей моих родителей, которые оба работали и продолжают работать в НИВЦе, как бы он теперь не назывался. Наверно мы пересекалисьс Михаилом Абрамовичем на каких-то праздничных институских мероприятиях, опять же демонстрация 1 мая, но реально мы познакомились на занятиях по математике на вечерней физматшколе "Смена". Я тогда ходила на все классы: физику (геометрическую оптику) вел Зильберштейн, биологию А.С. Кондрашев, а математику Михаил Абрамович с ассистентом Женей. У нас сложилась там хорошая компания, я помню, потом мы делали благодарственный плакатик М.А. кто куда поступил (физтех и МГУ). Наверно, этот класс был не самый структурированный математический курс, который я брала, но было весело и интересно. Плюс, из-за малочисленности участников это были не лекции а семинары. Мы разбирали задачки по разным темам, не входящим в школьный курс, это не было натаскивание на вступительные экзамены. Михаил Абрамович всегда появлялся бегом, полный кипучей энергии и очень эмоционально принимался за какие-нибудь уравнения, его было увлекательно даже просто наблюдать :). У моих детей такого уже не было, они выросли в другой стране.
А потом пришла пора КЛШ (Красноярская Летняя Школа по естественным наукам). Вытащил нас туда Гера Гительзон, и на мое поколение пущинских подростков она, конечно, оказала огромное влияние, но к неформальным занятиям мы уже были подготовленны регулярными встречами на "Смене". Я думаю, все согласятся, что ЗПШ (Зимняя Пущинская Школа) была создана по образу и подобию КЛШ с поправкой на местные условия. Сейчас они обе сэволюционировали в что-то свое, и это нормально, но именно Михаил Абрамович с А.С. Кондрашевым и моей мамой Натальей Леонидовной Луниной организовали первую ЗПШ в 1990 году. В частности, живо помню семинар Юры Елькина "В Центре Масс", полпулярный среди прекрасной половины. После первой ЗПШ наступило затишье. Надо помнить, это было начало 90х годов, доктора наук выращивали картошку и кабачки на огороде, чтобы было что есть зимой. Необходимость ЗПШ ощущалась в воздухе, поэтому мы с друзьями ее возродили и перевели на студенческий менеджмент. Первую свою школу провели зимой, но потом перенесли ее на весенние каникулы, которые совпадали в школе и в университете. ЗПШ тогда была дешева и сердита, народ-преподы жил в школе на раскладушках, в радость была бесплатная кормежка в школьной столовой. Какие прекрасные пироги нам пекли по вечерам повара 1ой школы!! Я рада, что мы сохранили Школу в эти годы как место честного общения, творчества и образования "не по-школьному" для пушинских старшекласников. С самого начала мы пытались перебросить мостик между школьным и вузовским подходом, поскольку видели как школьники проседают, когда от них требуется бОльшей инициативы и самостоятельности в процессе обучения. Ну и конечно, нам хотелось делать все весело. Ася Ройтберг была ученицей на ЗПШ в этот период, так что с М.А. мы пересекались. Наверняка, он читал в какой-то момент лекции мамонта, и однажды он нас очень выручил, когда талантливые школьники разбили унитаз в школьном туалете в экспешке. Именно Михаил Абрамыч дал ЗПШ свои личные деньги чтобы заплатить за новый. Огромное спасибо! Когда М.А. стал опять организовывать ЗПШ, я уже уехала, поэтому работать вместе мне не довелось. Но зная Михаил Абрамовича, я была спокойна, что роль застойного болота нашей Школе не грозит :).
И еще маленький эпизод. Мы жили в 5 "Д" в соседних подъездах. Я на 9 этаже с маленьким сыном и младенцем в большой, по ощущениям, чугунной, ГДРовской коляске. Периодически лифт ломался, конечно, именно когда мы возвращались с прогулки, нагруженные еще и сумками из магазина. Мобильника тогда не было, попросить помочь кроме ближайших людей было некого, только проходящих мимо. За все это время Михаил Абрамович оказался единственным мужчиной, который помог мне затащить коляску на 9 этаж по лестнице. Хотя ему и нельзя было поднимать тяжести. Всегда буду помнить его неутолимый интерес к жизни, кипучую, во все стороны, энергию, принятие другого и доброту.

Галина Аглямова (Лунина)

Dear Mikhail has invited me to spend the summer of 2014 with him to persue tougether mathematical research after our short acquaintance in a computer science conference that took place at Moscow. I had almost no prior knowledge about Prof. Roytberg when i arrived from Israel to Moscow again at the summer of that year. In a single month, that passed by way too quickly, I had the opportunity and privilage to work with Prof. Roytberg. I got to know an educator that spends most of his time to nurture the minds of young students, a researcher with an extremely sharp mind and above all i was most suprised to witness that despite his advanced age he exhibits an extreme amount of stamina and enthusiasm for life. This might be the reason why it is hard for me to accept the loss of my dear friend and educator.
Even though we had a short time to spend with each other, the character of Mikhail made great affect on me, and i am sure that on many others as well.

I am grateful for getting to know you Mikhail, you will always be in my memory.

I offer my sincere condolences to his family,
Yours truly,
Amir Carmel.

Amir Carmel

Нас познакомили в Берендеевых полянах. Я проводила там смену, Михаил Абрамович приехал на школу Райгородского. Меня убедили, что нам будет о чём поговорить. И мы поговорили! Говорили все оставшиеся дни. Столько идей, столько неожиданных замечаний по обучению младших, по обучению старших! Просто поток идей! Позже мы встречались ещё. Михаил Абрамович приглашал на зимнюю школу. Жалею бесконечно, что так и не успела!

Зорина Татьяна Петровна

Mikhail had been helping younger to succeed, i'm probably one of those he spend so much time explaining ideas, important facts during two summers along my PhD, then when i was lecturer : "endlessly patient" would certainly not mean enough and i would probably never been where i'm now without him and Gregory. i'm so sad to learn Mikhail passed away yesterday.

Laurent Noe

В моей памяти Михаил Абрамович Ройтберг останется веселым бородатым дядькой, с кучей идей в голове, с желанием развивать новое. Он очень много сделал для кафедры, которой пришел заведовать. И ушел он, не успев сделать еще больше; планов было громадье. Уход старших коллег, Виталия Арнольда в январе и Михаила Ройтберга в августе — то, что я точно буду с грустью вспоминать, провожая 2017-й. Земля пухом

Александр Дайняк

Мы были знакомы почти десять лет. С трудом дается это слово - "были"...Михаил Абрамович был невероятно позитивным человеком. Настоящий подвижник-просветитель, отдавший всю свою жизнь людям. У меня с первого дня нашего знакомства было ощущение, что мы знакомы много лет. Доброжелательность, простота в общении, юмор и особенный, детский, смех сразу располагали всех к нему. Очень жаль, что он так рано ушел от нас. Было много совместных планов, идей...Светлой памяти тебе Миша. Пусть земля будет пухом!

Кагерманов Якуб

За несколько лет до знакомства с Михаилом Абрамовичем я ежегодно читал на физтехе (МФТИ, Долгопрудный) неформальный факультативный курс по квантовым вычислениям. Михаил Абрамович обратил на него внимание и пригласил меня доцентом по совместительству на кафедру АТП МФТИ. Несмотря на то, что курс опирается на квантовую механику, которой на ФИВТ не уделяли большого внимания, Михаил Абрамович рискнул и решил, что курс будет по силам будущим программистам. Так в 2015 году этот курс попал в магистерскую программу студентов ФИВТ МФТИ.

Leonid Fedichkin

Мишу знаю больше 35 лет. Всегда фонтанировал идеями. О науке, образовании, литературе ... обо всем было интересно с ним говорить. И огромный интерес к людям. В этом они были похожи с моим папой Ремом Хлебопросом, дружили. Обоих не стало. Как будто отца и старшего брата потеряла. Мишенька, спасибо, что ты жил и живешь теперь в сердцах родных, близких и друзей!

Ирина Фомина

Я познакомился с М.А. в 2001 году. Он был значимым человеком в моей жизни, хотя мы общались в среднем пару раз в год.

Мне запомнились несколько его простых педагогических действий в Зимней Пущинской школе. Составляю задачу для УНТа, в условии фигурирует трамвай. М.А. предлагает заменить его на автобус, так как трамвай – реалия, незнакомая пущинским детям. Два старшеклассника в коридоре начинают потасовку – М.А. встает между ними, и всё прекращается. На конференции девочка-докладчица стоит спиной к зрителям и рассказывает себе под нос – М.А. разворачивает ее стол и стенд, так что девочке приходится смотреть на зрителей. Получается нормальный доклад.

Сквозь частности у него можно было перенять педагогическую философию, которая действовала. Когда в летней школе "Интеллектуала" забуксовала игра, я спросил себя, что бы на моем месте сделал Ройтберг – и пришла идея, которая сработала.

Как-то между делом М.А. подарил мне книжку Стэнфордских олимпиад Пойа (даже передал через знакомых), с тех пор я время от времени в неё залезаю и нахожу новые идеи.

Он аккуратно записывал свои педагогические опыты и размышления, охотно делился ими, их было очень интересно читать, и только было жаль, что мало кто их видит. Это были почти готовые статьи, я послал их в "Математику" и "Полином", так появились публикации "Игра в полоску", "Пойди туда – не знаю куда", "Попробуй реши", "Проекты в Красноярской летней школе". М.А. был доволен. Во многом из его идей и задач сложилась моя книжка "Исследовательские задачи для начинающих".

В 2008 году в "Интеллектуале" мы вели проекты у четвероклассников по схеме М.А. и пригласили его на итоговую конференцию. Он развил бурную деятельность, договаривался со столовой, чтобы после конференции было чаепитие с пирогом, активно спорил с родителями о докладах, а потом обменивался телефонами...

В 2015 году я читал лекцию в Зимней Пущинской школе, шло не очень удачно, М.А. по обыкновению активно вмешивался и спасал ситуацию, меня это сбивало, и я уехал слегка на него обиженный. Но через несколько недель он прислал мне письмо с разными новыми идеями, и продолжать обижаться было трудно.

И в последнем письме он делился новыми интересными задачами для "Попробуй реши". Жаль, что я не ответил.

М.А. был очень живым человеком, и мне трудно поверить, что он умер.

Алексей Сгибнев

На ЗПШ 2014 года я приехала впервые ведущей курса, ни разу до этого не участвуя в подобных активностях даже в качестве школьника.
Михаил Абрамович сразу покорил авторитетом. И было этот авторитет не патриархальным или отеческим, а ясное ощущение того, что человек знает, о чем говорит и очень хорошо разбирается в своём деле -- преподавании. Он вел "курс о том, как вести курсы" для молодых сотрудников школы, и такие, казалось бы, условные и сложно измеримые вещи, как интерес школьников к курсу и эмоциональная атмосфера на занятии, он характеризовал очень четко. У меня был очень узкий курс, и я довольно по-тупому реагирую на критику. Когда я спросила М.А., что делать, а задал мне несколько простых вопросов. Не знаю, кому он помог больше: курсу или мне самой, но стало сильно спокойнее и понятно, что курс -- это для школьников и про школьников.
Так получилось, что на этот мой курс ходил сын какого-то пущинского главы, и, когда нужно было делать постер, он раскапризничался и сказал, что хочет домой. В этот момент в кабинет зашёл Михаил Абрамович и попросил оставить их вдвоем, чтобы успокоить мальчика. Мы с ещё парой ребят вышли. Через несколько минут мы уже зашли, все стало спокойнее, и я узнала, что Михаил Абрамович успокоил мальчика МАТЕМАТИЧЕСУОЙ ЗАДАЧКОЙ. По-моему, это магия.
Получается, Михаил Абрамович -- единственный добрый волшебник, которого я знала лично. Пусть земля ему будет пухом.

Анна Белоусова

Друзья, это большая потеря.

Михаил Абрамович для меня и многих из нас был наставником, просто находясь рядом. С ним хотелось советоваться о самых разных вещах - от методов преподавания математики до решения жизненных вопросов. В 2000 году, будучи его семинаристом в группе, где училась Маша Карбовская (ныне супруга Максима Щербакова), я терпел одно за другим педагогические поражения, но МА всегда находил слова, чтобы подбодрить и помочь, я хорошо это помню. В КЛШ он принёс и новый опыт, и новый виток дружбы с Зимней Пущинской школой, и новую атмосферу. Было большой удачей пересечься с траекторией его кометы.

Рустам Байбурин

Это действительно огромная потеря для всех нас. Михаил Абрамович был замечательным человеком - неунывающим оптимистом, всегда готовым подставить плечо не только в Школе, но и в жизни, мудрым и с замечательным чувством юмора.

Трудно оценить, как много он дал КЛШ, ЗПШ и, вообще, всему нашему летнешкольному движению. Это был прирождённый педагог, одинаково талантливый и с маленькими детьми, и со студентами. Я всегда буду помнить его неоценимую поддержку, которую он оказал мне в самый трудный для меня сезон КЛШ в 2001 году. Ещё помню, как он сильно помог мне с защитой диссертации, а в ответ на благодарности сказал, что лучшей благодарностью ему будет, если я, в своё время, тоже помогу кому-то из молодёжи идти по стезе науки.

Пусть печаль по Михаилу Абрамовичу будет светлой - ведь про него точно можно сказать, что жизнь он прожил не зря.

R.I.P.

Тёма

Артём Благодатский

Эх… Михаил Абрамович...

Для меня он навсегда останется человеком, который оказал большое влияние на мою судьбу в летней школе, да и, наверное, на всю нашу школу…

Помню, когда он появился первый раз в сезоне 1998 года, у нас с ним почти не было точек пересечения. Мы были на разных департаментах и почти не общались, но те немногочисленные моменты нашего общения я вспоминаю до сих пор…

2000 год для меня во многом стал определяющим… Перед сезоном я сильно сомневался в том, стоит ли мне продолжать ездить в летнюю школу, но все же поехал… И попал семинаристом на курс к Михаилу Абрамовичу… Для меня это стало откровением. Его стиль работы со школьниками, со своими семинаристами. Насколько глубоко и емко он умел анализировать и рефлексировать… Его организационные способности вызывали белую зависть желание научиться делать так как он… Мне очень трудно описать словами все то, что я для себя вынес из общения с ним, но если бы я кого и назвал своим учителем внутри школы, то, наверное, только его…
Кстати, именно в 2000 на курсе Михаила Абрамовича мы делали локальную выставку проектов, которая с его же подачи, но несколько позже, переросла в общешкольную.

Он приезжал в школу много раз, и каждое общение с ним оставляло что-то большое и светлое… Теперь, увы, этого уже не будет...

У меня больше нет слов…

Иван Карлов

С Михаилом Абрамовичем Ройтбергом я познакомился в августе 2016-го года на Летней Школе по Молекулярной Биологии в Барселоне. Примерно за год до его смерти. Конечно же, поверить в это невозможно: не только потому, что подобные новости всегда невозможно принять, но еще и потому, что тогда он сам, наше с ним общение, все, что было с ним связано, дышало жизнью и было сама жизнь.

Мы общались с ним всего пару недель. Формально, все это время мы были коллегами. Мы оба читали на этой школе курсы по математике для не-математиков. Разница между нами была огромной: Михаил Абрамович, был самым старшим из преподавателей-математиков, а я -- самым молодым (видимо, вообще младшим преподавателем на школе). Он - делал то, что умел делать блестяще и чем занимался всю жизнь. Я -- впервые в жизни читал собственный курс и к его началу составил такой невозможный и бредовый план для него, что лучше бы я и вовсе никакого плана не составлял. Степень моей готовности к курсу можно было считать отрицательной.

Тем удивительнее отношения, которые между нами сложились.

Сперва меня даже слегка удивляло внимание, которое проявлял Михаил Абрамович ко мне и к моему курсу: он внимательно выслушивал мою из ряда вон выходящую программу и удивительно точно и деликатно ее критиковал. Он знакомил меня с другими математиками и не-математиками, присутствовавшими на школе, рассказывал, кто чем занимается. Он говорил о своем курсе и звал на него в качестве ассистента. Каждый вечер мы отправлялись с ним накручивать километры вокруг кривого барселонского квартала. Сперва Михаил Абрамович подробно меня допрашивал: как прошло занятие в целом, и каковы успехи каждого из школьников, записавшихся на мой курс (он мгновенно их выучил наизусть; прямо так и спрашивал -- "А что Лена? Ну, Лена, конечно же все поняла? А Алисе не было слишком трудно? Какие из задачек она решила?"). На следующем круге Михаил Абрамович спрашивал, что я буду делать в следующий раз. Я излагал, а он правил -- часто радикально, но всегда с удивительной деликатностью, как будто даже с некоторым трепетом по отношению к моим восторженным планам.

И совсем уж удивительно было то, как Михаил Абрамович делился со мной мыслями и переживаниями о своем курсе: то, оказывается, он сам не силен в теме, о которой рассказывает и ему приходится учить ее прямо здесь, сходу; то он сомневается, как построить следующее занятие, и спрашивает моего совета -- не слишком сложно?

Короче говоря, было что-то необычное в том, как он учил, и в том, как он учил меня учить. Это что-то окончательно прояснилось в тот день, когда он пришел на мою пару.

Мы как раз разбирали одну из предложенных им задачек по математической логике (быть может, одну из его любимых). Задачка была сравнительно сложная и план состоял в том, чтобы решать ее вместе со всем классом, беседуя и проговаривая каждый шаг у доски.

Минут через пятнадцать Михаил Абрамович не выдержал, вскочил с последней парты и попросил у меня разрешения сказать пару слов у доски. Обратно он, конечно, до конца занятия так и не сел (даже наоборот, под конец я занял его место). Когда я, до того, читал лекции о теории множеств или о расширениях полей, Михаил Абрамович мог ограничиваться терпеливыми советами. Но когда дело дошло до _решения_задач_вместе _со_школьниками_, он не выдержал: он пришел ко мне на занятие, вышел к доске и стал решать задачу. Вместе со мною и вместе со школьниками. Не рассказывать решение, а заново решать.

Конечно же, он знал эту задачу уже несколько десятилетий, а если бы не знал, решил бы за полчаса; но не позволило ему сидеть на последней парте не желание решить задачу, а желание решать задачу вместе: вместе с каждым из детей (и со мной, со мной тоже!) продумать каждый шаг, придумать его заново, решать вместе и решить вместе.

Вася Рогов

Наверное, Михаил Абрамович Ройтберг знал, что педагогика это не рассказывание или поучение, а совместное продумывание и переживание. Не знаю, формулировал ли он сам это таким образом: мне кажется, у него хватало такта и вкуса, чтобы не особо болтать о таких вещах. Тем не менее, я могу совершенно точно сказать: вместо того, чтобы учить детей математике, Михаил Абрамович учил математику вместе с ними; вместо того, чтобы учить меня учить детей, Михаил Абрамович вместе со мной учился это делать.

Мы вместе бродили по ночной Барселоне, купались в море, решали задачки за обедом, играли в настольный теннис, восхищались Саграда Фамилия. Не потому что мы были закадычные друзья, -- куда там, с такой разницой в возрасте и с таким мимолетным знакомством, -- а потому что это был его способ учиться и учить, и, думаю, его способ общаться.

Формально мы были коллегами, но все две недели я усердно учился -- пойди теперь разбери, -- не то у него, не то вместе с ним.

В.Р.

P.S. Вот еще грустный урок, о котором я не могу не сказать. Говорили же Вы мне, Михаил Абрамович, сразу записывать на компьютере содержание моего курса и в конце разослать всем участникам. И я все откладывал, и после школы уехал на полгода в Париж, и это обязательство все висело на мне, висело целый год и заставляло выдумывать новые и новые оправдания, пока я не понял, что уже поздно: просто это дело я уже не сделал. Потом будут еще другие дела, чтобы доделать их до конца.

Вася Рогов

Миша Ройтберг ушел от нас в лучший мир. Для меня это большое горе - вся моя жизнь прошла у него на глазах. Накануне я говорила с ним по телефону, он был очень собран и оптимистичен, как обычно. Сказал, что сидит в приемном покое больницы и сейчас заловит интернет. В 19:41 от него пришли материалы по его работе в ХороШколе. Я написала ему в ответ, что мы с нетерпением ждем его возвращения в нашу команду... Помню, как Миша стал свидетелем перепалки между мной и моей коллегой. Он тут же взял разговор на себя и перевел его в конструктивное русло. Через некоторое время мой муж, наблюдавший за беседой, не выдержал и выразил свое восхищение Мишиной медиацией. Миша улыбнулся, расслабился - и разговор снова скатился в прежнее русло. Однако с этих самых пор наши отношения с коллегой перестали быть напряженными. Когда я приходила в ХороШколу, мы горячо обсуждали его курс, временами жарко спорили. Спорил он замечательно: брал тайм-ауты, задумывался и … соглашался! Однажды я написала ему в письме, что мне его курс очень нравится, хотя вчера мы все три часа спорили о каких-то деталях, в которых расходимся. Он ответил просто “ОК”. Мне кажется, все это происходило от страстной Мишиной любви к Истине, от стремления ее постичь. Пусть он наслаждается Истиной в Ган Эдене, где уже нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания…

Посицельская Мария

Миша в первую очередь был для меня другом, потом уже коллегой и учителем.
Как-то он со мной поделился своим детским наблюдением. Он всегда прекрасно справлялся со школьными задачками, и его удивляло, что некоторые одноклассники испытывали трудности в решении. Так уже в начальной школе он начал объяснять математику, и это чудесное умение стало важным личным приобретением, которое позволило быть принятым многими поколениями его учеников.
А еще Миша обладал крайним жизнелюбием. Это никак не вяжется с тем, что произошло. В воскресенье мы с ним долго говорили, а в среду его не стало. Я теперь понимаю, что он прощался

Сергей Плахотников

Михаил Абрамович был уникальным человеком, невероятно многому меня научил и всегда находил время помочь. Будет сильно его не хватать.

Арсений Ашуха

Мы с Мишей много общались в первые годы моей жизни в Пущино (вторая половина семидесятых) - жили в одной комнате в общежитии МГУ, делали стенгазеты. Миша был необыкновенно одаренным, писал стихи. Интересно, сохранились ли его стихи у кого-нибудь? Может быть, у Иры Рогачевой? У Миши было удивительное чувство юмора. До сих пор использую его формулировку "начальство среднего звена". У нас в НИВЦе были студенты на практике, обращались к нам по имени-отчеству, как к начальству. Мы с Мишей были мэнээсы - какое там начальство. Миша говорит - "Нет, мы для них начальство... - ну, начальство среднего звена." Миша был очень добрым, всегда был готов помочь... . Как жаль, что жизнь оборвалась так рано.

Александр Кириллов

Очень жаль потерять Мишу.
Удивительно живой, неравнодушный, яркий и отважный был человек.
Я последний раз общался Мишей во время написания мемориальной статьи о Шноле. Только тогда я осознал, насколько велика его нагрузка, и поразился тому, как он мог все успевать. При этом каждое дело было не только нагрузкой, во всем был энтузиазм. Особенно это касалось преподавания и всего, что было связано со школой. Я думаю, что человеку его масштаба было бы трудно осуществить все свои замыслы, особенно в области педагогики, и иметь столь обширную сферу влияния в рамках другой культуры. Он был на месте и был затребован.
И он успел многое из задуманного осуществить. Его жизнь, безусловно, состоялась.
Жаль только, что она оказалась столь коротка.

Шура Хибник

Ушел Миша Ройтберг. Трудно поверить… Он всегда был жизнерадостным, полным энергии, готовым обсуждать научные вопросы анализа последовательностей, а также проблемы математического и компьютерного образования. Невосполнимая потеря.Мы с Мишей учились на мех-мате МГУ в одно время (он был на курс младше), но встретились мы в Пущино, куда нас распределили на работу после окончания мех-мата. Миша закончил кафедру логики, где он специализировался в теории алгоритмов. В Пущино он продолжал развивать свои математические идеи и напечатал несколько статей в этом направлении. В Пущино Миша начал заниматься разработкой алгоритмов для задач, связанных с автоматизацией биологического эксперимента. В этом направлении ему удалось достичь интересных результатов и его методы и алгоритмы находили практическое применение в компьютерных системах управления экспериментами. У Миши были разнообразные интересы, его математический талант и глубокое знание математики делали его поистине уникальным специалистом. В то время биологи начали активно использовать компьютеры и требовались новые алгоритмы для решения широкого круга задач. Миша плодотворно сотрудничал со многими людьми и всегда был готов помочь. Постепенно он стал все больше интересоваться разработкой алгоритмов для изучения структуры биологических молекул. В этой области исследований он является признанным лидером мирового класса.
Помимо научных интересов, Миша уделял много времени и сил развитию математического и компьютерного образования. Помню, как он активно сотрудничал со многими людьми в рамках грандиозного всесоюзного проекта «Школа», которым руководил академик Е.П. Велихов. Нужно было с нуля придумать и разработать методологию обучения «компьютерной грамотности» и использованию компьютеров на разных образовательных уровнях - от дошкольников до аспирантов и научных сотрудников. Миша Ройтберг был одним из активных участников коллектива «Школа». Кроме того, Миша был одним из главных энтузиастов образовательных программ в Пущино. На протяжении многих лет он был директором Зимней Пущинской Школы, а также представлял Пущино на знаменитой Красноярской Летней Школе. Не одно поколение школьников воспитывалось на лекциях Михаила Абрамовича Ройтберга. Бывшие участники с благодарностью вспоминают замечательные и неповторимые школы, успеху которых в значительной степени способствовал Миша.
Миша был мягким, добрым и отзывчивым человеком, всегда готовым прийти на помощь, в чем я мог много раз убедиться. В то же время, у него был сильный характер, что помогало ему в тяжелых жизненных ситуациях. Светлая память…

Роман Борисюк

За день до закрытия ШМТБ 2017, 16 августа, во время сложной операции по удалению раковой опухоли, скончался Михаил Абрамович Ройтберг. Он имел колоссальное влияние на развитие ШМТБ и являлся близким другом, наставником и примером для подражания для многих наших сотрудников и школьников. Ровесник моих родителей, Михаил Абрамович, знал меня с моего рождения, а позже стал моим ближайшим другом по ходу совместной научной работы и участия в нескольких школах.
В 2005 году я потерял место в аспирантуре и, обосновавшись в Пущино, забрёл на Зимнюю Пущинскую Школу (ЗПШ) в день открытия. Радужный приём Михаила Абрамовича вылился в экстренно вставленные в расписание три курса в моём исполнении. Безоговорочно поверив в меня и предоставив мне площадку для экспериментального опыта преподавания, он кардинально повлиял на мою жизненную траекторию, дав мне возможность реализовать потребность в работе со школьниками.
Таким же образом Михаил Абрамович повлиял на множество людей, предоставляя им возможность для самореализации в науке и образовании, находя неограниченное количество времени и сил для помощи другим. Как директор ЗПШ, участник Красноярской Летней Школы (КЛШ) и других проектов, он коснулся жизненной траектории тысячи школьников и многих сотен сотрудников. Он был лучшим учителем математики, у которого мне довелось учится, и с кем я имел честь работать. Постоянно экспериментируя в сфере образования, он стремился зафиксировать приобретённый преподавательский опыт, чтобы обретённые навыки могли быть использованы другими.
Обладая неограниченной работоспособностью и жизненной энергией, он занимался немыслимым количеством разных дел. Он с радостью согласился помочь в организации ШМТБ, которая была разработана в ходе нашей совместной работы по проекту «Дни Науки» с Династией, помогая с административными вопросами, впоследствии возглавляя математический департамент ШМТБ с 2012 по 2016 год. Он предложил идею ротаций, чтобы упростить задачу выбора лабораторий на ШМТБ, даже не зная, что такой подход практикуется в аспирантурах в США. За пару недель до первой ШМТБ на одной из наших многочисленных прогулок по Пущино я в очередной раз советовался с Михаилом Абрамовичем, высказывая своё беспокойство, что задуманный нами формат может не сработать, так как учёные, приглашённые на школу никогда раньше не работали со школьниками и могут не найти с ними общего языка, а предложенные проекты могут оказаться слишком сложными. «Федька», сказал он мне, - «пойми, у тебя на школе огромный запас прочности», имея в виду большое количество взрослых сотрудников, которые могут подхватить или помочь в провисающих лабораториях и курсах. Я расслабился, а он, конечно, был прав.

Федор Кондрашов

За огромным количеством дел, которые тянул Михаил Абрамович, казалось, что и у него самого неограниченный запас прочности. Он работал на пределе сил, не особо задумываясь о своём состоянии и никогда не жалуясь на здоровье или усталость. Он верил, что люди должны стремится к максимизации счастья, пропагандируя модель «кайфа и драйва» на ЗПШ и в других школах. Он находил повод для смеха даже когда говорил о болезни, ставшей причиной его смерти, сохраняя весёлый дух до последней минуты перед операцией, в привычной манере поддерживая окружающих его людей.
Не найти слов для того, чтобы описать, насколько мне, и многим другим людям, имевшим возможность работать бок о бок с Михаилом Абрамовичем, будет его не хватать. В 2012 году, пародируя распространённое высказывание в США, я нарисовал плакат «What would Roytberg do?» и повесил его в комнате штаба ШМТБ, в основном в шутку, но и частично в назидание себе и другим молодым организаторам, что полезно мысленно обращаться к интуиции, опыту и уму Михаила Абрамовича в поиске решения сложных проблем. Больше не имея возможности посоветоваться напрямую, многие из нас продолжат мысленно вопрошать себя, а что бы сделал Ройтберг в той или иной ситуации, таким образом находя решение проблемы или в очередной раз просто фиксируя разницу во взглядах.

Федор Кондрашов

Когда теряешь друга, с которым тесно общался больше 40 лет, это очень тяжело.
В МГУ мы учились на одной и той же кафедре и у одного руководителя А.А. Мучника,
поэтому у нас были общие знакомые и общие математические интересы. Я всегда интересовался тем, что Миша делал в Институте.
ОБрадовался, когда он начал заниматься биоинформатикой и в этом преуспел. Дело в том, что эту деятельность
начинал в Пущино мой друг Яков Солоионович Сметанич. Тогда она не нашла поддержки у начальства, а с отъездом Сметанича в Израиль вообще заглохла.
Так получилось, что Миша, не зная о работах Сметанича, возобновил эту деятельность и вывел ее на международный уровень.
В давние годы мы вместе проводили математические олимпиады. Потом Миша долго занимался ЗПШ, и здесь уже с ним тесно общался Артем.
Миша был замечательный человек, добрый и отзывчивый, много и бескорыстно делавший для других. Очень его будет не хватать.
Примите соболезнования от всей нашей семье и передайте их маме.

Яков Борисович Казанович

Мне повезло пересечься с невероятным Михаилом Абрамовичем несколько раз на Школах, начиная с КЛШ-2008, когда я была зеленой школьницей, и до ЗПШ-2013 в роли сотрудника. Когда я сталкивалась после этого с МихАбром, как мы с любовью его звали, в коридорах Физтеха, он всегда поражал меня своей открытостью и тем, что помнит своих школьников по именам.
"О, Наташа! Ты же на ФОПФе? Есть у вас там какой-нибудь специалист по тонким пленкам? Я тут хочу сделать курс для своих ФИВТов.."
Когда в прошлом году я оказалась на ФИВТе волей случая и карьерных метаний, он не раздумывая позвал меня к себе на кафедру, и ему было неважно, насколько я действительно туда гожусь. Просто Михаил Абрамович всегда хотел помочь.

Ната Блянкинштейн

Вот неверится, когда так случается. Спасибо Вам, Михаил Абрамович за ЗПШ. За Вашу жизнерадостность, за открытость к новому! Помню, как пришла на ЗПШ первый раз, в далеком 2007(кажется) и как мы спорили, что "почему это вожатые никому не нужны?" а уже на след.год стояли плечом к плечу и со сцены объявляли команды и их вожатых. Помню, как глубоко вечером, после планёрок и подготовок идёшь в квартиру, а Михаил Абрамович все бегает, весь в делах, то нет ключей, то приехали ещё дети и много-много.. ) спасибо за Ваш огромный вклад в ЗПШ, в ум и души школьников и студентов! За доброту и отзывчивость и чтобы всем было хорошо! Светлая память..

Наталья Климова

Ушёл из жизни третий и последний из моих самых значимых и дорогих учителей-наставников.
Спасибо за свет и тепло, которые Вы несли людям, за заботу и отзывчивость, за невообразимую любовь к детям.

Спасибо Вам за моё счастливое детство и за счастливое детство тысяч ЗПШкольников, Михаил Абрамович! Мы никогда Вас не забудем!

Арсений Буланов

Для меня Миша – это Пущино. Это радость встречи на улице, в институте, в автобусе умного, доброго, веселого, открытого и отзывчивого человека. Надежность школы, когда в городе есть Миша, радость и дело в институте, когда в нем есть Миша, уверенность в ЗПШ, когда Миша рядом. Высокая планка во всем, чтобы он ни делал. А особенно хорошо шутил, смеялся, рассказывал анекдоты, учил просто своим примером и своей жизнью. Миша – это Пущино. Это и связь со старшим поколением, Эммануил Эльевич Шноль, Молчанов Альберт Макарьевич. Старое доброе Пущино. И радость молодежи всех возрастов от 14 до 40 и больше, больше, все равно молодежь, вокруг ЗПШ. Надо, видимо, будет как-то сильно нам всем стараться, чтобы смочь эту дыру заполнить. Как-то затянуть. Чтобы проросло новое и тоже сильное. Но, Миша!.. комок в горле. Как же не хочется, как же грустно без тебя.. Спасибо, что был. и столько всего сделал, столько наворотил.. Спасибо Вам за мое счастливое детство, Михаил Абрамович! - написал кто-то в ленте. Спасибо Вам за счастливую жизнь рядом и счастливое детство моих детей. Спасибо.

Лариса Ханина

Добрый, замечательный, немного "не отсюда") Ни разу не видела его после и за пределами летней школы, но почему-то вспоминала его регулярно. Иногда мне кажется, что это именно он вырастил внутри меня безграничное уважение к людям из науки, и к математикам в особенности) Почему-то гуляли с ним ночами, хотя вроде как школьникам это было не положено)) Было интересно его слушать. Первый мой опыт интереснейшего общения с человеком много старше. Традиция, кстати, продолжилась, сейчас у меня есть несколько очень близких друзей более чем вдвое старше меня. Цените мудрость других поколений! Нам есть чему поучиться друг у друга :)
Светлая память.

Лида Плеханова

Мое знакомство с Михаилом Абрамовичем произошло в 2011, когда я студентом участвовал в школе по распределенным вычислениями и мы разгадывали геном мыши с помощью MapReduce, задачу, которую придумал Михаил Абрамович. Коля Субоч, мой одногруппник по ШАД, уже был знаком с Михаилом Абрамовичем и благодаря ему мы и познакомились (ну на самом деле не только =) - все таки мы что-то там наразгадывали, за что М.А. вручил мне кружку с фотографиями мышей, которую я с гордостью храню дома). Затем мы увиделись год спустя на конференции ШАД, где он был модератором сессии... Нежданно-негаданно, энергия Михаила Абрамовича привела меня через неделю в Долгопрудный (МФТИ) читать приглашенную лекцию про (на те времена модный) MapReduce. Спустя пару лет я уже читал лекции и семинары по курсам по работе с большими данными и машинному обучению. Он приходил на каждую лекцию или семинар, в конце которых проводил “работу над ошибками”, обучал методикам работы с аудиторией. Сложно преувеличить, как много энергии и сил М.А. вкладывал в развитие каждого своего “подопечного” (а это по сути все те, с кем он когда-либо был знаком =)). Я не помню ни одного раза, когда бы он сказал “что у него нет времени” пообщаться с каким-нибудь молодым дарованием.
В какой-то момент я помогал Михаилу Абрамовичу собеседовать магистрантов на кафедру АТП. Абитуриенты присылали задачи по электронной почте, а я по всей строгости проверял и указывал на все ошибки, где они были неправы. Но уникальное мировоззрение Михаила Абрамовича расставило свои коррективы - не важно насколько правильно / хорошо решена задача сама по себе, важно - насколько хорошо она решена, принимая во внимание возможности студента - где он(а) живет и какое у него образование, мог ли он(а) получить эти знания, а если подсказать “куда копать” - насколько человек хорошо “впитывает” советы и горит желанием куда-то расти. Михаил Абрамович не жалел сил помочь каждому школьнику или студенту, вырваться из обстоятельств его окружающих, и реализовать себя. Что самое удивительное, это всегда происходило в формате “аванса”, сначала Михаил Абрамович верил в человека и давал ему все возможности, а только затем (может и год спустя) человек действительно вырастал до того уровня, который М.А. задал как путеводную звезду.
Мало, кто знал о плачевном состоянии здоровья Михаила Абрамовича. И даже несмотря на свое состояние он был полон энтузиазма и энергии. Я помню накануне операции мы с ним созванивались и как бы это смешно не звучало, он подбадривал меня на тему реализации некоторых проектов. В последние недели, он работал с продуктивностью, которую за редким исключением можно найти у “молодых”. Я до сих пор помню его слова по телефону “Леша, ты же понимаешь, что у меня мало времени”, но кто мог поверить, что времени действительно настолько мало...
Михаил Абрамович, светлая Вам память, Вы навсегда останетесь для меня добродушным “дедушкой”, ментором и талантливым человеком с уникальной жизненной позицией, “энергетического поля” (c) которого хватит на многие годы вперед.

Алексей Драль

Михаил Абрамович удивительным образом искривлял пространство вокруг себя: стоило ему и еще хоть одному человеку оказаться в одном и том же месте дольше пары минут, что-то сразу начинало затеваться.

Я знала Михаила Абрамовича с тех пор, как училась во втором или третьем классе - он был автором нашего экспериментального учебника математики. Помню, что маме очень нравился учебник и задачи, а мне запомнились "олимпиады", которые он устраивал в нашем классе раз в год: их можно было решать, пользуясь помощью кого угодно, надо было просто потом написать на листочке с решением, кто тебе помог и как. Меня-ребёнка это сильно потрясло.

Из взрослых разоворов с МА на меня больше всего повлиял разговор о бюджете ЗПШ :) Ближе к концу школы мы обнаружили, что бюджет не сходится, деньги непонятно куда делись и на что-то, что надо было оплачивать в ближайшем будущем, денег уже не хватало. Мы рвали волосы и говорили, что ну надо же было записывать, надо было вести бюджет, учет расходов, ну почему же мы это не сделали, а Михаил Абрамович как-то спокойно и походя ответил, что это совершенно не стоит волнений, и если денег не хватит, он заплатит оставшееся (по-моему, речь шла примерно об 1/6 бюджета всей школы) сам. Он сказал, что деньги как-то и откуда-то приходят на его счет (и он совершенно не уверен в том, сколько, откуда и за что), а он тратит их на то, что считает нужным и важным, и надеется, что баланс сойдется.

То, что делал Михаил Абрамович, изменяло многих людей, влияло на их жизни, придавало им новые траектории. Я рада быть в числе этих людей.

Anna Laurinavichyute

Тогда в Пущино, выбирая для себя лекции, я обратилась к своему наставнику за советом, он сказал мне: "Саш, даже не думай, выбирай Ройтберга. Даже если математика тебе больше никогда не пригодится, ты сможешь приобрести нечто большее. Это человек, которого нужно услышать, нужно с ним пообщаться". Михаил Абрамович, действительно, тот, кого нужно было услышать и с кем нужно было пообщаться!

Александра Скочилова

Помню, с каким трепетом и уважением думала о Михаиле Абрамовиче во время пущинской школы. В прошлую ЗПШ мне выпал шанс лично с ним пообщаться вне его курсов, которые я когда - то посещала. Невероятно приятно, когда такой человек разговаривает с тобой на одном уровне, даёт совет и говорит, что будет рад видеть в числе сотрудников. То, что он сделал – большая работа, которая очень полезна и важна для многих ребят. Я очень рада, что была знакома с таким человеком.

Полина Смирнова

У меня перед глазами в основном картинки, которые трудно перевести в слова.
Человек идет через жизнь, у него за спиной городской рюкзак, а на голове шапка. Этот человек Михаил Абрамович Ройтберг. Он как корабль на четком курсе.
Он иногда так разводил руками и говорил «Не знаю». И так это было честно, искренне, и удивительно даже такое слышать от такого мудрого взрослого человека. А потом так улыбался и добавлял, «но что-нибудь придумаем». А иногда сразу улыбался и говорил «Ребята, я знаю!» - и выдавал какую-нибудь прекрасную, но совершенно безумную идею. И так потом не делали или делали – но этот момент озарения он был всегда поворотом на сто восемьдесят градусов, типично Ройтберговский прием.
Он как-то без долгих подходов сразу говорил дело – подходил и говорил, как будто включался, когда это было нужно, а когда нет – выключался, уходил в какой-то свой процесс. Иногда просто постоит рядом с разговором, и ничего не говорит, а потом уходит. Но даже тот факт, что он рядом стоял – уже влиял на этот разговор, настраивал его.
Улыбка у него была очень живая.
И он так часто начинал то, что говорил, со слов «Аська, слушай», «Аська, смотри», «понимаешь», «а давай сделаем так». И когда он это говорил, ты и правда слушаешь, и смотришь, и понимаешь , и готов делать. Подключал к какой-то своей мудрости, что ли.
И просто попутно делал все, чтобы помочь. Совсем простые нестатусные вещи. Надо какие-то бумаги кому-то куда-то передать: «Да, давайте я просто завезу – какие проблемы», «Давай я сейчас позвоню такому-то, ты с ним поговоришь» и таких ситуаций просто каждый день не по одной. Он не ждал, чтобы его просили помочь (да и в голову бы не пришло просить), он предлагал помощь первым.
Какие-то вещи, которые он прямо по-детски делал, совершенно искренне, от сердца. Вижу, как на полу сидел с детьми на Зимней Школе, или на парте, и ногами болтал, он сохранил в себе это детское особенное состояние – интересоваться и радоваться, от того, что это так устроено.
Часто говорил людям «спасибо», вот прямо адресно – спасибо тому-то, я от него узнал это.
Гениальную вещь сказал Женя Кабаков, когда мы прощались после вечера Михаила Абрамовича. «Давайте, - говорю, - как-то… не умирать». А Женя добавил: «А если и умирать, то все равно встречаться». Михаил Абрамович, давайте все равно встречаться.

Ася Казанович

Вроде бы понимаешь, что подобное неизбежно, и все равно невообразимо. Как так. Почему.
Я его знаю со своего глубокого детства, и всегда, всегда он проявлял участие, при каждой встрече интересовался моими делами, предлагал помощь, хотя кто я ему — девочка с зимней школы?
Он связывал в одну сеть огромное количество людей. И на каждого у него хватало внимания и искренней заинтересованности.
По-моему, таких людей больше не бывает.
Очень печально.

Арлен Рыкунова

Михаил Абрамович внес большой вклад в развитие отделения прикладной математики и информатики НИУ ВШЭ, и затем в формирование факультета компьютерных наук. Михаил Ройтберг — создатель и первый заведующий базовой кафедрой Яндекс в НИУ ВШЭ, он являлся активным и глубоко неравнодушным членом Ученого Совета факультета, много работал со школьниками, студентами и аспирантами. Последнее выступление Михаила Абрамовича на ФКН состоялось 5 июля в рамках летней школы для учителей информатики.

Иван Аржанцев, декан факультета компьютерных наук

Мы ехали с Мишей вдвоём в купе из Праги в конце августа 1991 года. Верхние полки былы заполнены компьютерами – мы возвращались с коференции, где пережили московский путч. Все, а нас в поезде было ещё много, ожидали момента, когда поезд пересечёт советскую границу и мы сможем купить какую-нибудь советскую газету, чтобы понять, что же произошло и как теперь выглядят советские передовицы. Изменилась ли страна? Мы надеялись.
Потом встречались на семинарах в Пущино, прекрасные были дни, и в Москве. Последний раз я навестил его в Пущино лет 10 назад. Почему-то вспоминал его в последнее время.
Светлая память.

Boris Pereverzev

Я помню все забавные случаи рассказанные подругой Асей о своём папе. Например, о его эпопее похудательной: 1. МихалАбрамыч, решив, что уже надо что-то делать, купил себе чай для похудания (что-то с каркадэ из Китая было на упаковке написано) и с удовольствием пил его с тортиком. 2. После тортиков с чаем должного эффекта не случилось и в качестве радикальной меры, МихалАбрамыч купил абонемент в спортзал с бассейном. Купил и даже ходил по утрам, но, частенько увлекался чтением пока ждал свободную дорожку настолько, что тратил на книгу все отведенное на спорт время, потом шел переодеваться и на работу.

Валентина

Перед окончания учёбы на мехтате встретились чаще. Не видел его с 1974... Как раз 2-3 дня назад подумал о нём...

Антон Боер / Anton Boer

Ася, примите наши самые искренние соболезнования. Я видел его последний раз в январе -- он был полон разных планов, весел -- рассказывал о ваших приключениях с паспортами. Время подходит...
Для меня Миша всегда был связан со следующей историей.
Кажется, это было на втором курсе, поздней зимой -- ранней весной, но, может быть, и на первом.
Ася, Ваша бабушка обнаружила очередь за апельсинами и встала в нее. Я думаю, люди старшего поколения помнят, какое это было счастье купить апельсины зимой. Через некоторое время к ней пристроилась ее знакомая и они стали обсуждать Мишины успехи в Москве. И вдруг в середине разговора эта знакомая спрашивает Вашу бабушку (я уже не помню ее имени) "А зачем же Вы стоите за апельсинами? Ведь Мише в Москве купить их гораздо проще?" На это Ваша бабушка выдала чеканную формулировку -- "Моему сыну нужна здоровая мама!"
Каждый раз после этого, когда я сам говорил кому-нибудь, что его ребенку нужна здоровая мама или папа, я вспоминаю Мишу и его маму.
Не помню уже, для меня или для моих школьников Миша помогал мне с гостиницей в Пущино. Рассказывал про математические методы в биологии.
А вообще, Миша -- это кусочек нашей общей юности, учебы в университете и следующего после этого общения.

Александр Кулаков

Проходит время нашей жизни... И мы вспоминаем о тех, дорогих нам людях, без которых уже не представляем нашей жизни... Первый раз я услышала о Михаиле Абрамовиче в 1989 году на летней советско - американской школе, которая проходила в Пущино. На этой школе было много моих добрых знакомых и друзей - сверстников. А я обитала вместе с орг. комитетом, как участник Клуба Интернациональной Дружбы. Были раньше такие клубы. А Михаил Абрамович занимался организацией таких международных школ. Дальше, я встретила этого замечательного человека уже в 1998 году в марте. Когда, работая уже педагогом - психологом в Пущинской экспериментальной средней школе РАН случайно попала на ЗПШ. Школьница моя на каникулах пригласила зайти в гости."Идёмте к нам, Анастасия Владимировна! У нас интересно!". И я зашла... Мельком увидела Михаила Абрамовича во время ночной планёрки и спросила о том, кто это. "Это - папа Аси Ройтберг! И вообще, он очень много делает для ЗПШ!" А со следующей школы мы уже более тесно пересеклись и стали общаться и работать. И я до сих пор благодарна судьбе за то, что она подарила мне такого мудрого, глубокого, интеллигентного, яркого, азартного, увлечённого и удивительного старшего коллегу, соратника и друга. Михаил Абрамович - редкий человек.
А дальше было много интересных, ярких, уникальных и неповторимых Зимних Пущинских Школ, общих трудностей, общих друзей и знакомых, дискуссий и жарких споров, радостей и открытий. Мы прожили, организовали, провели и проработали совместно 19 Зимних Пущинских Школ... Были сотни ребят, которые выросли, повзрослели и многого в своей жизни достигли, обитая в его орбите. Это был человек, который всегда был готов и приходил тебе на помощь, если она была нужна тебе или кому-то из близких или дальних. Независимо от того, что и как происходило в его жизни. Солнечный человек! Искренне любивший и ценивший жизнь, умевший радоваться жизни и привносить эту радость в жизнь своих близких. Автор множества прекрасных идей он умел воплощать в реальность самые удивительные проекты. И помогать другим людям проходить путь своего становления и достигать своих научных, образовательных и личностных целей. Он искренне был увлечён наукой и был уверен в том, что человек науки может быть успешным в жизни. В том времени и в той реальности, в которой живёт. Удивительный, яркий, органичный и очень артистичный. Талантливый педагог, учёный, друг и Человек. Великодушный и по-настоящему Великий. И мы это чувствовали, знали и понимали. Такие люди навсегда остаются в нашей жизни. Такие люди - всегда с нами. А через нас - с теми, кто ещё только будет и собирается стать на крыло. И пусть этот мир, - Зимняя Пущинская Школа, как и многие другие, которые выстроил и создал Михаил Абрамович, продолжают жить дальше. И мы продолжаем это заданное им движение вперёд, сохраняя в своих сердцах и душах светлую память о нём...

Анастасия Владимировна Нестерова

Данная версия сайта, посвященного памяти М.А.Ройтберга,
поддерживается сотрудниками Лаборатории прикладной математики ИМПБ РАН
Баулин Евгений, email: baulin@lpm.org.ru